18 октября 2017 г.


Valid HTML 4.01!

изготовление, дизайн, хостинг: ООО НТЦ Итиль-95

Философия имени

Часто ли мы задумываемся над собственным именем?

Оказывается, имя человека теснейшим, мистическим образом связано с его жизнью и судьбой.

«Как вы лодку назовете, так она и поплывет»… То есть, какое имя вы дадите своему ребенку, такую судьбу и выберете для него.

Публикуя заметки выдающегося русского богослова священника Павла Флоренского, мы хотели бы попытаться сориентировать читателя в море русских имен, заставить задуматься над их значением и смыслом.

Священник Павел Флоренский

ПОБЕДИЛО МИР

Имя – как максимальное напряжение осмысленного бытия вообще – есть также и основание, сила, цель, творчество и подвиг также и всей жизни не только философии. Без имени – было бы бессмысленное и безумное столкновение глухонемых масс в бездне абсолютной тьмы, хотя и для этого нужно некое осмысление и, значит, какое-то имя. Имя – стихия разумного общения живых существ в свете смысла и умной гармонии, откровение таинственных ликов и светлое познание живых энергий бытия.

В любви мы повторяем любимое имя и взываем к любимому через его имя. И молимся мы и проклинаем через имена, через произнесение имени. И нет границ жизни имени, нет меры для его могущества. Именем и словами создан и держится мир. Имя носит на себе каждое живое существо. Именем и словами живут народы, сдвигаются с места миллионы людей, подвигаются к жертве и к победе глухие народные массы. Имя победило мир.

ИМЯ ОПРЕДЕЛЯЕТ СУДЬБУ

Красоту имен люди воспринимают в зависимости от возраста, места жительства, начитанности, профессии, воспитания, семейных устоев, моды. Полбеды, когда необдуманно выбирают одно из обычных имен, намного хуже, когда придумывают новые, далекие и от Бога, и от народных традиций. Жалко тех, кто и сами носят нелепые имена, и передадут их в виде отчеств своим детям.

К счастью, как свидетельствует статистика, большинство родителей считают единственно возможными для своих детей старые русские календарные имена. В церковном календаре каждый день посвящен памяти определенного святого, празднику или чудотворной иконе. Церковный именослов («святцы») исполнен глубокого смысла: не имя дается человеку, как внешний знак, а человек «дается» имени, причисляется как бы в дружину того или иного мученика или подвижника. Очень важно, в какой день и под чьим именем крестили человека: крещение, крестильное имя определяет судьбу и характер.

ВАСИЛИЙ

Его интеллект быстро схватывает отношение вещей, людей и событий, не теряется во многосложности жизненных отношений. Но из всего истинным предметом внимания служит преимущественно задача культуры, а не метафизика… Поставя себе цель, Василий знает, чего он хочет, и настойчиво стремится к ней.

При умении и способности всему найти место, при сравнительной легкости успеха в достижении поставленных целей, самому внутреннему своему Василий не находит места и в этом не имеет успеха; но не потому, чтобы его попытки в таком направлении терпели провал, а потому, что он внутренно противится самой мысли о возможности выразить и воплотить это внутренне.

Ему нужно для этого быть резко выброшенным из обычных условий жизни и получить толчок искусственного возбуждения. Он может быть от разных причин: но более всего – у Василия тяготение к вину… Он не может быть жесток, даже нарушая нормы во имя поставленной цели; но может быть и безмерно великодушен…

КОНСТАНТИН

Константином зовут за непостоянство. Нет характера с большим непостоянством, в чистом значении этого последнего слова, нежели характер Константина.

Константин непостоянен не почему-либо и не для чего-либо – а волею к непостоянству, как таковому. В Константине наиболее характерен какой-то немотивированный каприз, нетерпеливость к бытию, в том числе и к самому себе, нервическая реакция на жизнь, воля к непостоянству. Это человек, который сам не знает, чего он хочет глубинно, а потому и длительно хочет; и начав в определенной тональности, он вдруг, без модуляций, переходит в другую, оборвав первую с каким-то словно раздражением, не то на других, не то на себя, что связался с нею.

Константин – натура одаренная и, главным образом, тонкою чувствительностью ко всяким духам и всяким внушениям…Константин, в погоне за изысканным, склоне предпочитать дешевую, но острую новинку вековечному.

ПАВЕЛ

Павел всегда ощущает себя на краю всепоглощающей бездны, а себя сознает малым и ничтожным, маленьким: ему необходимо или быть вполне трезвым и бдительным, или же отдаться приливу.

Когда поднялся огненный прилив свободы, Павел не считается ни с чем внешним. Тогда-то он вызывает нарекания и ропот возмущенного общества. При отливе же он выжидательно сидит на мели, или лавирует в лужах между прибрежных скал, проявляя благоразумие, почтительность ко всему установленному и прописные добродетели. Тут он не решился бы ни на что ответственное, ни плохое, ни хорошее. Он чувствует себя покинутым или покинувшим.

Слабое или сильное, поверхностное или глубокое, в зависимости от индивидуального служения, мышление Павла диалектично. Там, где Павел кажется слишком изменчивым и гибким, его упрекать надо не за это кажущееся непостоянство мысли, а за излишнюю верность реальности, которая сама чересчур изменчива и не стоит преданности ей.

НИКОЛАЙ

Для Николая наиболее характерно действие, направленное вовне. Его жизнь в деятельности. Деятельность эта безостановочна, потому что Николай не дает себе ни отдыху, ни сроку, почитая ее своим долгом. Но самый долг понимается им рассудочно и внешне, и понятие о нем возникает не из глубины, где соприкасается мир здешний с миром иным, а на поверхности морализма.

У Николая редко бывают сомнения, что хорошо и что плохо. Антиномии внутренней жизни далеки от него, как и вообще его мало занимает углубляться в области, где трудно дать, или, во всяком случае, трудно ожидать четких и деловитых решений. Самое мышление его – без обертонов и тонкостей, схематичное, отчетливое, с ясными правилами поведения, в которых он нисколько не сомневается и которых держится крепко. Без сомнений и колебаний Николай всегда твердо знает, что можно и чего нельзя, что должно и что запретно, в своем сознании он раз и навсегда разграничил честное от нечестного.

ВАРВАРА

Две основные черты характеризуют Варвару, и соединение их определяет своеобразие этого имени. Одна черта – страстная непреклонность, другая – мечтательность. Варвара, доверяя лишь себе самой, закрывает глаза, когда представится возможность проверить надежность ее мечты, тех красивых, но расплывчатых и отнюдь не доказанных представлений, которые она составила себе по поводу тех или других людей и обстоятельств жизни.

Умная от природы, Варвара, может быть, даже лучше своего собеседника понимает истинное положение дела, но именно потому она, предвидя, куда приведут ее эти возражения, не желает слушать их, потому что она уже приняла решение. Она решила создать свою мечту именно так, и от нее не отступит, пока ложная мысль и ложный образ, в который она вложила все свои богатые дарования и безмерность своей неукротимой энергии – пока этот ложный путь не приведет ее к трагическому крушению всех жизненных обстоятельств, катастрофе.

ЕЛЕНА

Елена – вечная женскость. Ум несет тут явно подчиненную службу и всякий раз получает особые приказы от неожиданно выплывшего душевного побуждения. Поэтому Елене не свойственна теоретическая деятельность ума, как не свойственно и незаинтересованное размышление. Но она способна достигать поставленные цели и проявить тут большую умственную изворотливость и настойчивость. Это качество Елены при духовной невоспитанности легко переходит в хитрость.

Чувства Елены, самые сильные, не разрушают ее; они, однако, вырастают в грозные валы, когда им противостоит некий духовный устой. Если он выдержит, то волна уйдет обратно, умиренная и обезвреженная; если же нет, то будет затопчен и сокрушен.

Новая форма равновесия имени найдена в уменьшительном лена, неизмеримо простом и простеньком сравнительно со своим исходным типом, но зато подобревшим и усмиренным. Тут уже не содержится великолепной и даже премудрой хитрости.

ОЛЬГА

Рослость и осанистость – вот в каком, прежде всего, смысле должно брать значение «великая» имени Ольга. Ольги обыкновенно имеют черты лица и фигуру значительные и скорее красивые, но не тонкие; вних дышит сила почти неженская, и она может переходить в некоторую грубоватость черт лица, которая выражалась бы грубоватым обращением, если бы Ольга не обладала умом. Но ум ее – тоже сильный, выше среднего.

Греха Ольга не боится и главное, что бы она ни делала – не знает. Она движется напором своего хотения, который всегда прав или, точнее сказать, никогда не ставит вопрос о правоте.

Обидное и больное другим, что им приходится получать от Ольги, скорее всего бывает не от злого умысла причинить боль, а сокрушением всего на пути…Раз направившись волею к известной цели, Ольга вся без остатка и без оглядки уйдет в достижение этой цели, не щадя ни окружающего и окружающих, ни себя самое, почти до самопожертвования.

ЕКАТЕРИНА

Имя Екатерина имеет в корне своем значение чистоты, незапятнанности. Екатерина не может отречься от обязательства своего имени и безответственно отклонить от себя возлагаемые на него ожидания, потому что и сама она в какой-то глубине своей личности эти требования к себе предъявляет, девиз присной чистоты на себя берет и на поставленный трон своего имени восходит или, точнее, чувствует себя на нем восседающей. Ее горделивость представляется естественным и необходимым выводом из такого ее места в жизни… Отсюда же, как дальнейший вывод, властность, как привычка к власти и сознание законности, даже должности ее.

Екатерина обычна бывает красива и притом общепонятной здоровой красивоостью, суть которой в наличии всех статей на своих местах. Росту выше среднего, осанистая, с чертами лица не мелкими, скорее крупными и определенными, Екатерина сразу заметна. Точно так же – и ее душевные свойства: неглупая, величественно спокойная