18 октября 2017 г.


Valid HTML 4.01!

изготовление, дизайн, хостинг: ООО НТЦ Итиль-95

ЧУНИ

Батырева Л. П.,
доцент каф. русcкого языка ШГПУ
Хомутова Т. Н.,
студентка историко-филологического факультета ШГПУ

В современном русском литературном языке слово чуни имеет ограниченное употребление, связано с определенной профессиональной сферой. Так называется резиновая или кожаная обувь в виде галош, надеваемая на разутую ногу при работе в шахтах, рудниках и т. п. [4, т. 4, с. 694]. В этом значении оно известно и на территории Ивановской области: «Чуни носили. Она сшита была из брезента. Чуней звали потому, что она была непромокаема. Она одевалась только на разработку торфа, их на разработке, на торфянике, носили» (Савинский р-н). Чунями в местных говорах называют и другую специальную обувь – для охоты и рыбалки: «Чуни – сапоги, чуть пониже колена, в них обычно рыбачат, они на кнопочках. Когда эти кнопочки расстёгивают, то сапоги становятся выше колена. Их надевают на валенки» (Юрьевецкий р-н); «Очень тёплые зимние меховые сапоги, очень тяжелые. Голенище покрыто толстым искусственным мехом, кожа, высокая подошва. Надевал муж мой их на рыбалку – сидеть на льду, в них ноги никогда не замёрзнут. Или на охоту одевал, когда на лыжах ходил» (Юрьевецкий р-н).

В разных русских говорах чунями, чуньками назывались лапти [2, т. 4, с. 615; 1, с. 23]. См., например, употребление слова в этом значении в рассказе «Сила» И. А. Бунина: «А сам старичок лёгонький, как пух, в сером халатику, в белом колпачке из простой холстины и в чуньках покойницких» [3, с. 101]. В «Антоновских яблоках» также называются покойницкие чуньки: «Большая была старуха, вся какая-то тёмная. Понева – чуть не прошлого столетия, чуньки – покойницкие, шея – желтая и высохшая, рубаха с канифасовыми косяками всегда белая-белая, - «совсем хоть в гроб клади». И. М. Курносова, автор «Словаря диалектизмов художественных произведений И. А. Бунина», так определяет слово чуньки – ‘пеньковые, верёвочные лапти’ [3, с. 101].

Чуни – это и наименование валенок и суконных портянок [2, т. 4, с. 615], мягких башмаков, сшитых из материала или вязаных [5, с. 601].

В Вичугском и Шуйском р-нах Ивановской обл. чунями и чуньками называют вязаные тапочки («А то ещё чуни связут изо льна да и носят, как тапки»); в Вичугском и Савинском р-нах – сшитые из меха или связанные из толстой нити носки; но чаще всего – зимнюю стеганую самодельную обувь (Шуйский, Палехский, Южский, Пестяковский, Ивановский, Гавриловопосадский р-ны). Вот её описание, данное местными жителями.

«Чуньки на’шивали зимой. Их ещё чунями звали. Это типа валеночек, из сукна там или войлока сшиты. Высокие. Сыро если было, то галоши одевали на их. А если сухо – и без галош. Такие чуни и у меня были, и у матери моей»;

«Это такие сапожки из тёмно-синей ткани, их стегали ватой. Строчили их, как ватное одеяло. Они до колен были. Брали материал – старые платья какие-нибудь, потом клали вату, а потом поверх материал. Тётя, бывало, простёгивает их ромбиками. По выкройке начинает сшивать и получается у ней сапожок. На низ-то побольше ватки кладёт. И в этих чунях и ходила, а когда сыро-то, одевали на них калоши. Очень удобные были – не натрёт ножку. Иногда – не сапожок до колен, а башмачок – меньше он. Дети в них в школу ходили»;

«А раньше чуни носили, это стёганые, что ли, как сапоги, внутри них – вата. Делали их сами, а то и на базаре тут вот покупали. У нас раньше в них всё бедная ходила, которая собирала. А если калоши оденешь, то и по улице ходить можно. Да как фуфайка они были»;

«Ещё мы чуни ватные шили, как сапожки, до колен. Их вместе с носком одевали, в галоши сажали и ходили. Они тёплые, простроченные. Мы их ладили из сатина и ваты».

Чуни используют и сейчас некоторые местные жители в качестве домашней обуви, носят её для тепла: «Я теперь без чунь не могу, и по дому походишь, у меня ноги теперь мёрзнут всё – старость, видать»; «Сама потихоньку свои чуньки пожамкаю и вывешу в огород»; «А я чуни на зиму приготовила».

И всё же слово чуни можно квалифицировать как устаревающее, что связано с постепенным исчезновением из быта местных жителей соответствующей реалии, являющейся материальной приметой довоенного и послевоенного советского быта («Чуни мы раньше носили, в войну. Они сшиты. Как телогрейка, простроченные они, сделанные, как валенки. Там вата и сукна. Их носили мы зимой. Их ещё бедные носили. Их одевали мы с калошами»; «Ничего мы не носили. Молодость-то моя в войну была, так мы, окромя фуфаек да чунек, ничего и не знали»; «Нас в войну по зимам-то только чуни и спасали»; «Носили чуни. Это такие сапоги тётя шила. После войны в голод шила»; «Чуни, помню, носили. Их бедные носили-то. Их обычно шили из грубошёрстного сукна, особенно в войну, да и до войны-то носили»).

В г. Вичуге этот вид обуви называется также шитиками. А в п.Холуй Южского р-на было услышано слово стёганки.

Литература
1.Войтенко А. Ф. Что двор, то говор. – М., 1993.
2.Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. – М., 1989-1991.
3.Курносова И. М. Словарь диалектизмов художественных произведений И. А. Бунина // лингвистическое отечествоведение. Коллективная монография. Т. 2. – Елец, 2001.
4.Словарь русского языка: В 4-х т. – М., 1981-1984.
5.Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанского р-на Рязанской области). – М., 1969.