26 июня 2017 г.


Valid HTML 4.01!

изготовление, дизайн, хостинг: ООО НТЦ Итиль-95

85- летию Ивановской области посвящается

Богатства русского языка неисчерпаемы. Это становится очевидным, когда соприкасаешься с диалектным словом, множеством его значений, спецификой употребления, или - когда обнаруживаешь огромное количество слов, обозначающих один предмет, одно понятие, когда чувствуешь экспрессию местной речи. Умелое, избирательное использование диалектизмов делает речь выразительной и самобытной.

Для нас с вами важно не только видеть несоответствие диалектного слова литературным нормам, но - понимать, что диалект - это источник знаний по истории родного языка и культуры.

Публикуя заметку доцента кафедры русского языка Шуйского государственного педагогического университета Л.П. Батыревой (в дальнейшем планируется продолжить опубликование диалектологических материалов), мы надеемся вызвать интерес у общественности к народным говорам Ивановской области. Может быть, именно этот интерес и станет для кого-то началом пути в историю родного края. Историю Родины.

Батырева Л.П.
доцент кафедры русского языка ШГПУ

О бусельках, бусериночках, корольках

В русском языке было известно и сохранилось до сих пор множество названий бус. Так, В. И. Даль пишет, что «простые, крестьянские бусы, из коих нижут подборы и монисты, называют по виду их: пронизь, граненка, сережная, бобогурка, валы, дульки, подзор, девять глаз (с цветными точками), четыре глаза, сорочок и пр.» [1, т. 1, c. 144-145]. Опрос жителей Ивановской области показал, что и в местных говорах бусы называются по-разному: бусо’чки, бу’ски, буcы’, ошейничек, подвески, на’низь. Вот фрагменты диалектных записей, в которых встречаются эти слова эти:

«Края-то наши бедны были, буски мало кто носил, не до их тогда было. Первы-то я себе после войны купила. Ох уж и рада была! Помню, оне у меня сине были. Бусина размером с ноготь. Модны оне были. Каких только не было: и больши, и совсем маненьки, размером с семечко» (Гавриловопосадский р-н.); «Украшения-то у нас мало у кого были. А меня отец баловал: бусы’ двурядные подарил – ни у кого таких не было»; «Да понаделываем бусо’чки из рябины, клюквы или брусники»; «Были бедными, небогатыми, окромя бусо’в ничего не носили. Бу’сы были светленькие, такие блестящие, не знаю, как их и назвать, ну, как серебром»; «<Нанизь> - это бусы такие, а говорят так, потому что бусельки нанизывают» (Шуйский р-н); «Носила я одне бусы’. Я нищая была. У нас были на четверых одне валенки, носила одну вязёную юбку»; «Да, название само по себе непростое. Но ведь носили около шеи. Ошейничек был у меня простой, застёгивался сзади» (Палехский р-н).

Бусы из мелких бусинок и бисера – это змейки («А змейки-то, оне попозже пошли, оне из манюсеньких-манюсеньких бусинок сделаны, длиннюще. Чтоб одеть, надо в два ряда свернуть. Змейки-то, оне все ярких цветов были. Не-е, у меня их не было, чё-то не любила я их» - Гавриловопосадский р-н; «Сначала мы эти змейки часто в молодости носили и не снимали почти. Делались они быстро, и бисера на них мало шло. Сестра моя любила их делать, а потом на праздники нам дарила. А потом стали монисто чаще одевать и про змейки вскоре забыли» - Шуйский р-н).

О разновидностях бус - рассказы жителей с. Воскресенское Савинского р-на:

«Вот у Кати Столяровой, так у неё че’рвочкой. Червочкой-то? Да вот в карты играешь, чай поди, так вот там есть черви – сердечки красные. А то есть квадратные, как иконки, - красные, голубенькие. Ещё были, помню, берламутровые бусы’-то, как у гармони верх. Ещё помню из песни: «Гармонь свою берламутровую спокойно он сложил» (Т. Н. Голубева, 1932 года рождения);

«Ожерело – это всё из камушков делают, из драгоценных. А наши бабы-то носют всё крестики и бусы’, из рябины, из лилии. Оне всё не просто так, а от болезней разных. Вот жёлтые камушки – от желтухи. Бусы’ – оне таке крупные всё камни-то. Были бусы’ и меленькие. У кого синие, у кого зелёные, у кого красные – разные, маленькие такие. А то есть ещё из слоновой кости – чаще всё у бабушек: серые, блестящие. Эх, красивые! Сейчас таке только у богатых» (А. Н. Филиппов, 1930 года рождения).

Слово монисто ‘ожерелье (из бус, монет или каких-нибудь разноцветных камней)’ [3, т. 2, с. 296] также известно в говорах: «Почти у каждой девушки такое монисто было: у кого из круглых зёрен, а у кого из овальных. В основном, эти зёрна белого цвета были, а позднее уж и разных цветов делать стали. Вот мне отец, когда я в девчонках была, жёлтое монисто на базаре купил – такого ещё ни у кого не было, я одна в нём ходила» – Шуйский р-н; «Монисто считалось самым богатым украшением и было оно не у всех. Это из бус мы делали: старые бусы собирали вновь в несколько рядов» - Палехский р-н.

Монисто из монет называли денежными бусами. Л. С. Заблудина, 1924 года рождения, жительница д.Сенино Шуйского р-на, вспоминает о том, что они делались из трёхкопеечных монет, нанизывались, как бусинки. Были бусы в один ряд, в два и в три ряда. В деревне был мастер Ермаков, который занимался этим делом, изготовлял денежные бусы на продажу.

Монисто, по мнению наших информантов, - это «тако большо украшение из монет, много-много монеток одёвано по рядам. Монеты могут быть одинаковой вышины, или верх из больших монет, середина – из средних, а низ – из самых маненьких. Да вот не припомню, чтоб раньше их у нас носили» (Гавриловопосадский р-н). Местные жительницы говорят о том, что монисто из монет – это не русское украшение: «Монисто-то наши бабы не носили. Их носят цыганы да туркмены, да нерусски всяки. Цыганки к нам в деревню раньше приходили, так у них на шее монисто-то всегда было надето. Оно похоже на цепочку, а книзу – больши железны цветы али просто завитухи каке-нибудь. Нынешня молодёжь, смотрю, таке железяки любит» (Гавриловопосадский р-н); «Что такое монисто? Да слышала, что цыганы носят: навесят на цепку медяков и ходют» (Шуйский р-н).

Многие украшения, как свидетельствуют наши собеседницы, девушки делали своим руками из доступного материала. Таковым был для некоторых бисер, иначе – бисерник, бисериночки, би’серки, зернь («Рассыпался бисерник» - Ивановский р-н; «Еще прабабушка моя зернью вышивала»; «У меня был, ещё бабушкин, что ли, чепчик какой-то, так я от него бисерки отпорола и к старому платью, к воротничку пришила» – Шуйский р-н). Бисером украшали одежду, серьги, браслеты, делали бусы («Красивые раньше навески <на серьги> были, и бисером украшенные, и камешками. Форму причудливую имели: завитушки различные, цветочки, листики»; «Браслетки-то бывают разные: золотые, серебряные; по длине разные, короткие, узкие, широкие. Могут быть сделаны даже из ткани. Всё зависело от сословия. Мне уж больно из ткани нравились: обошьёшь их бисером или ещё чем-нибудь – любо-дорого посмотреть» - Гаврилово-посадский р-н; «Как же, вышивали, вышивали. Как хорошо: бисериночки-то да на тёмное. На тёмном-то лучше было, виднее. На груди всё да на воротничках. Звёздочками-то как хорошо!»; «Я вообще вышивала бисером полотенца, кошельки. Делала бусинки червочками да петельками. Ещё ленты делала, которой подкручивала волосы: на шёлк надевала бисер, а потом волосы закалывала» - Шуйский р-н).

В местных говорах в значении ‘бисер’ и ‘бусы’ используется слово корольки («Занималась я и собиранием корольков. Накоплю, бывало, и давай платье расшивать. Не хуже теперешних было» - Палехский р-н; «Корольки сами мастерили» - Шуйский р-н). В древнерусском языке слово имело следующие значения: ‘коралл, кораллы; украшения из кораллов’ и ‘шарики, выточенные из коралла или кости (употреблявшиеся как пуговицы или бусинки)’ [4, вып. 7, c. 339].

Бисерник, бисериночки, бисерки – производные от бисер. Последнее, как и слово корольки претерпело семантические изменения. По данным “Словаря русского языка XI-XVII вв.», оно имело не только то значение, которое известно в современном русском языке, но употреблялось как наименование жемчуга, а также драгоценного камня и вообще драгоценностей [4, вып.1, с. 185-186]. В пословице церковнославянского происхождения Не мечите бисера перед свиньями, да не попрут его ногами, которая известна нам уже в более кратком виде (см. в “Словаре русского языка”: метать бисер перед свиньями [3, т. 1, с. 91], слово бисер употреблено в значении ‘жемчуг' [1, т. 1, с. 88]. Кстати, В. И. Даль приводит в своем словаре еще одну пословицу, содержащую слово бисер: Слёзы не бисер, в пронизь не снижешь. Она не употребляется вообще в современном русском языке, вероятно, в связи с утратой слова пронизь.

Известно слово бусери’нки и бусериночки, называющие бисер («Сильно я бусы’ любила. У меня-то были надутые, из патмассы, белые, и чу’тошные на них цветочки. Это покупные. А то еще у мамы были бусериночки на одёже, так мы их отпарывали – и на нитку. Вот тебе и бусы’. Сами делали. Они беленькие и как стекляннные»; «Бывало, у матери от подола бусеринки отпарывала себе на бусы. У ней юбка была такая, с бусеринками на подоле. Мы отпорем да нанизаем и ходим» (Шуя)).

Слово бусеринка представляет собой контаминацию слов бисер и бусинка. И это не случайно, так как бисер – это 'маленькие цветные зерна из стекла и т.п., бусинки со сквозным отверстием для продевания нитки' [3, т. 1, с. 91]. А раньше слово называло не только материал, из которого изготовляли, в частности, бусы, но и сами бусы. Так, в словаре В. И. Даля находим следующее определение: бисер - “мелкие стеклянные бусы или мелкие пронизи, для уборов и украшений низками, также для разных женских работ”. То же – в некоторых современных говорах, например, в вятских: бисер и бисерки - 'бусы' [2, с. 85]..

Слово бусельки в Шуйском р-не тоже известно и как наименование бус, и как наименование бусинок («Не-е, у меня окромя буселек из рябины вообще ничего не бывало, пока молодкой была» и «Мы детьми подбирали, где найдём, бусельки и хвастались перед другими – в этом и было наше богатство»). Напомним, что и корольками называют и бусы, и соотвествующий материал. А в Палехском и Южском р-не используется метонимическое наименование янтарных бус, являющихся украшением невесты, - янтари.

Украшения были всегда и остаются по сей день одним из способов социальной дифференциации. Наши собеседницы тоже отмечают это обстоятельство: какие-то виды украшений, по их мнению, были признаком богатства, зажиточности, их имели немногие, другие – «простые», «простенькие», такие, например, как бусы из рябины, – использовались всеми. Бусы носили и продолжают носить. Однако меняется жизнь, меняется мода, меняют свой внешний вид украшения, вследствие чего происходят изменения и в лексическом составе говоров: активно и повсеместно употребляется общерусское слово бусы, тогда как диалектные наименования этого вида украшений утрачиваются.

ЛИТЕРАТУРА
1.Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – М., 1989-1991.
2.Словарь вятских говоров. – Киров, 1996. Вып.1.
3.Словарь русского языка: в 4 т. – М., 1981-1984.
4.Словарь русского языка XI-XVII вв. – М., 1975-1994. Вып. 1-19.

В сборе материала принимали участие студенты историко-филологического факультета ШГПУ Козина Е., Медведева В., Заблудина Н. (Шуйский р-н), Митягина Е., Дубова Л. (Гавриловопосадский р-н), Алимова О. (Палехский р-н), Заблудина Н. (Савинский р-н), Колпакова А. (Верхнеландеховский р-н).